Неофициальный сайт
Юрий Блинов: Между мячом и шайбой. 25 июля.
В этом году хоккейный мир отмечает сорокалетие легендарной Суперсерии 1972 года между сборными СССР и Канады. Участником тех ледовых баталий был нападающий ЦСКА олимпийский чемпион Саппоро Юрий Блинов.

– Родился я в Люблино, – рассказывает Блинов. – Отправлялся на тренировку, цепляясь за товарняк, следующий до Курского вокзала. После этого ходил на матчи команд мастеров. Жили так себе, зато дружно и весело. Раньше семьи были большие: у меня было три брата – старший прилично играл в футбол, сестра танцевала в Большом театре, а отец работал в паровозном парке.

– Когда вы сделали первые шаги в спорте?

– На коньки встал в три года, но при этом в душе больше тяготел к футболу. В Люблино было два классных футбольных поля: тренировочное и игровое, где часто играли команды мастеров.

– Там вы и попали на глаза тренерам армейской школы?

– Однажды к нам приехали игроки команды ЦСКА 1947 года рождения под руководством Бориса Зажорина и Николая Потугова, которые в своё время играли за знаменитую команду лейтенантов. Тогда я и записался на просмотр. Видимо, понравился тренерам, и мне сразу же выдали форму. Вернувшись домой, я с гордостью сообщил матери, что буду играть в футбол за ЦСКА.

– Но судьба распорядилась иначе.

– Именно. Однажды летом я шёл от Песчаной улицы к аэродрому в районе нынешней Ходынки. Следуя мимо Дворца спорта, где в то самое время тренировались хоккеисты ЦСКА, заинтересовался происходящим и записался в секцию. Моим первым хоккейным наставником стал Виталий Георгиевич Ерфилов.

– На просмотре вы, наверное, вновь всех удивили?

– Тренеры увидели, что я прилично катаюсь. На льду у меня многое получалось, можно сказать, что всё необходимое мне было дано природой. С тех пор зимой я играл в хоккей, а летом – в футбол.
Шли годы, и Блинов переходил в старшую группу, юношеские команды сменялись молодёжными. Хоккейные тренеры боялись, что он окончательно выберет футбол, который ему по-прежнему больше нравился.
Во время первенства мира 1967 года Юрий Блинов дебютировал в команде мастеров хоккейного ЦСКА и позже рассказал:

– В то время раздевалка ЦСКА была похожей на музей: кругом легенды – игроки команды офицеров. Форму мне вручил сам Александр Давлетович Альметов. На трибуне я заметил Анатолия Тарасова и его помощников Бориса Кулагина и Андрея Старовойтова. В одном из эпизодов играли три на три, и за короткий промежуток времени я забил три шайбы.
В 1967 году Блинов начал выступать за ЦСКА и в Высшей хоккейной, и Высшей футбольной лигах. Возглавивший футбольный ЦСКА в мае 1967 года Бобров был очень заинтересован в молодом игроке, но тут Тарасов неожиданно поставил 17-летнего парня перед выбором: либо футбол, либо хоккей.

– Я тогда всем откровенно сказал, что хочу играть в футбол, – вспоминает Блинов. – Как только нас отпустили домой, за мной приехала машина из комендатуры. В общем, на месте меня ждал Тарасов и в присутствии высокого начальства после определённой дискуссии привёл довольно веский аргумент в пользу хоккея: «Будешь у нас сыном полка!» Делать было нечего: согласился.

– В 1967 году вы выиграли свой первый серьёзный приз на первом чемпионате Европы среди юниоров в Ярославле.

– Да, меня брали и в юношескую сборную СССР, где вместе со мной выступали Борис Ноздрин, Алексей Поляков, Владимир Лутченко. Именно нас четверых Тарасов в итоге и взял в команду мастеров. Позже Тарасов постепенно подводил нас с Валерием Харламовым к сборной. На тренировках в Серебряном Бору мы познакомились с братьями Майоровыми и Вячеславом Ивановичем Старшиновым.

– Не зря школа ЦСКА долгое время считалась лучшей в стране.

– Все молодые ребята стремились в ЦСКА, но не перед всеми открывали дверь. Тарасов каждый год вводил в команду по несколько молодых хоккеистов. Из игроков команды ЦСКА 1946 года рождения он взял тройку: Владимир Викулов – Виктор Полупанов – Виктор Ерёмин, из 1947-го – Александра Гусева, на следующий год – Валерия Харламова. Я и Владимир Лутченко представляли 1949 год. Талантливых ребят в клубе хватало с избытком.

– За это, как считается, многие не любили ЦСКА.

– Да, многие до сих пор говорят, что туда отбирали, кого хотели, но в то время легко было отбирать – сами приходили, очередь тянулась до станции метро «Аэропорт». Сейчас же всё совершенно иначе: в нашей лиге много иностранцев, хоккеисты меняют клубы чуть ли не каждый год и молодые попадают под влияние этой среды с раннего возраста. Мне грех жаловаться на судьбу, но сейчас в нашем хоккее совсем другие времена.

– Что вам особенно запомнилось из легендарных занятий у Тарасова?

– Во-первых, отношение к тренировкам самого тренера. Он серьёзно готовился к каждой тренировке – обязательно с конспектом. Каждому элементу упражнений у Тарасова надо было отдаваться полностью. Чему он нас только не учил, разве что по битому стеклу ходить не приходилось (улыбается). Мы заканчивали играть в конце мая, а уже через месяц начинали тренироваться молодые ребята. Тарасову тоже надо было отдыхать, но у него каждая минута была расписана. А сейчас после вылета из плей-офф игроки ЦСКА отдыхают по полгода.
Юрий Блинов провёл в ЦСКА восемь сезонов и выиграл все возможные клубные титулы, в том числе пять раз становился чемпионом СССР. Наиболее удачным для него стал 1970 год, когда его признали лучшим хоккейным форвардом СССР. За свою карьеру Юрий Иванович играл в разных сочетаниях.

– В первый год в команде мастеров меня ставили с Валерием Харламовым. На следующий год Анатолий Ионов, игравший тогда в тройке с Евгением Мишаковым и Юрием Моисеевым, попросил Тарасова перевести меня на его место. Так я попал в звено к замечательным мастерам, которые очень многому меня научили. Когда Харламова перевели к Фирсову и Викулову, я три года играл с Петровым и Михайловым, в том числе на Олимпиаде в Саппоро.

– Как игралось рядом с такими партнёрами?

– Откровенно говоря, Михайлов – Петров – Харламов составляли великую тройку, но я думаю, что ничего не испортил, нарушив это сочетание. Считаю Петрова одним из лучших центрфорвардов. Он мог тащить на себе ещё двоих, он всегда говорил то, что думал. Искренне и принципиально. Центральному нападающему важно быть именно таким.

– Тогдашняя сборная была очень сильной, – вспоминает Блинов. – Играли братья Майоровы, Альметов, Локтев, Александров, Николай Сологубов, которому на войне прострелили обе ноги. Он тем не менее был одним из сильнейших нападающих в мире.

– В сборной вы дебютировали в 1971 году на турнире за призы газеты «Известия».

– В первом матче уступили финнам 2:4, но затем обыграли чехов со шведами и заняли первое место.

– Что скажете о соперниках сборной на таких турнирах?

– О финнах у меня сложилось однозначное впечатление: каким бы составом они ни играли, 8–10 шайб в свои ворота получали, и непонятно, почему их сейчас боятся. Что же касается чехов, то они крепко упирались, когда забивали первыми. Я хорошо относился к Ивану Глинке, он во многом брал пример с нас. При этом отношения с чехами всегда были натянутыми, вероятно, сказывались пражские события 1968 года.
В начале 1970-х в сборной СССР работал тандем тренеров – Аркадий Чернышёв и Анатолий Тарасов, которые с командой выиграли много наград. Однако перед Суперсерией-72 по инициативе сверху наставниками национальной команды были назначены Всеволод Бобров и Борис Кулагин.

– В 1972 году это была не игра, а самая что ни на есть война, – продолжает Блинов. – До этой встречи с профессионалами мы понимали, что они тоже люди, только играют несколько грубее. Потом они посмотрели на нас и, видимо, подумали: «Да вроде вполне нормальные ребята».

– Если вспоминать начало Суперсерии-72, то вы говорили, что решительности всем прибавил швед Бёрье Сальминг, который был одним из лучших в «Торонто» и НХЛ.

– Шведы считают его легендой. Он очень долго выступал в Северной Америке. С характером парень, как и все скандинавы, он был довольно техничным и хорошо катался. Раз он европеец, не теряется на таком уровне, думалось, что и нам это вполне по силам.

– Канадские матчи серии прошли довольно успешно: две победы, ничья и лишь одно поражение. Что поменялось в игре после возвращения на Родину?

– В первом матче в Москве мы проигрывали 1:4 и тем не менее добились победы со счётом 5:4, я забросил тогда одну шайбу. Оставались три игры, нам достаточно было бы сыграть вничью, хотя бы одну, чтобы выиграть серию. Однако канадцы играли до конца и преподали нам урок. В последней игре мы вели в две шайбы, но проиграли третий период, и в итоге – 5:6. Такое не забывается.

– Годы идут, всё меняется, – завершает беседу Юрий Иванович, – и я рад, что моё детство прошло в спорте. Благодаря ему простой парень из Люблино смог посмотреть мир. Могу откровенно сказать: жизнь сложилась. У меня замечательная жена, мы с ней воспитали сына и дочку, а сейчас появились внук, две внучки и приёмный сын Юрочка.

Красная Звезда

Архив новостей из прессы