Неофициальный сайт
Анисин: Готовлюсь к сезону вместе с папой. 17 июля.
Нападающий Михаил Анисин в эксклюзивном интервью корреспонденту Спортбокс.ru Динаре Кафискиной рассказал о конфликте, возникшем между ним и генеральным директором московского «Динамо» Андреем Сафроновым, а также отметил, что не подписывал контракт с бело-голубыми.

— Генеральный директор «Динамо» Сафронов сказал, что клуб приобрел у «Витязя» на вас все права и ваш контракт на следующий сезон. Однако вы не явились на медосмотр и не приступили к тренировкам. Почему?

- Контракта с «Динамо» у меня нет, я его не подписывал. Только юридические права принадлежат «Динамо». Свою подпись я нигде не ставил. Наверное, это кто-то сделал за меня. По окончании плей-офф я должен был вернуться в «Витязь». Руководители чеховского клуба говорили мне, что вряд ли смогут предложить ту сумму, которую предлагали другие клубы, обещали сделать меня свободным агентом. Отмечали, что вернуться в свой дом я смогу всегда. Советовали идти зарабатывать, ведь в прошлом сезоне у меня был контракт на шесть миллионов рублей, что по меркам КХЛ просто копейки. Но я готов был пожертвовать деньгами, если бы та сумма, которую предлагал «Витязь», была бы хоть немного близка к той, что давали другие клубы.

— Вариантов, где продолжить карьеру, наверняка, было немало…

- Да. Выходили с предложениями СКА, «Ак Барс», «Салават»… И я им всем сказал, что если предложения будут примерно такими же, как у «Витязя», то останусь в Чехове. Все же я обещал в Чехов вернуться, этот клуб для меня родной. Непонятно, почему произошла такая загвоздка, почему меня так долго не возвращали из «Динамо». Я говорил: «Верните меня обратно, и потом уже решим, как быть дальше».

— В прессе появлялась информация о том, что вы то игрок «Динамо», то «Витязя»…

- Сам из прессы все узнавал. И однажды в двенадцать часов дня появилась информация, что я вроде как продолжу свою карьеру в «Витязе», а потом в этот же день в три часа узнал о том, что все же остался в «Динамо». Мне позвонили из «Витязя» и сказали, что продали за полтора миллиона долларов и что я должен подписать контракт задним числом. Я не понял, что это такое? Кто за меня все решил и сделал? С руководством чеховского клуба у меня всегда были отличные отношения. Не знаю, что произошло. Может, там кто-то на кого-то надавил? Но меня просто поставили перед фактом. И потом вызвали на разговор в «Динамо». А до этого из клуба на протяжении двух месяцев на нас никто не выходил. Начали действовать лишь тогда, когда меня стали звать другие. Мы же не могли вести с ними никакие переговоры. Все это время я находился в каком-то подвешенном состоянии. А с моим агентом Сафронов вообще не собирался общаться. Когда он звонил, тот трубку не брал.

— В итоге возник конфликт. Неужели, нельзя было все решить мирным путем?

- Конфликтовать мы, конечно, не собирались. Мы с отцом пришли к Сафронову на переговоры, в ходе которых попросили у «Динамо» повышения зарплаты. Но услышали сразу, что они мне дают контракт на 20 миллионов рублей за сезон минус налог. При этом Сафронов добавил, что мне надо расти. Но разве может получать одинаковую зарплату игрок, который забивает 33 гола за сезон и тот, кто забрасывает две-три шайбы? Думаю, что повышение я все же заслужил своей игрой и результатом. Конечно, у «Динамо» очень хорошая команда и мы достойно провели сезон. Особенно здорово выступили в борьбе за Кубок Гагарина. Но, согласитесь, забросив 14 шайб в плей-офф, я все же внес какой-то вклад в победу.

— Наверное, любой человек, когда подписывает контракт, имеет право высказать свои пожелания…

- Вот именно. У меня есть свое виденье того, каким должен быть денежный оклад. И я все аргументировал. И отметил, что другие клубы предлагали мне контракты почти в два миллиона долларов. Сафронов ответил, что сумма эта завышена и столько их клуб дать не может. Тогда я предложил оставить ту же зарплату, что была у меня в прошлом году в «Витязе». И при этом прописать бонусы за голы и результативные передачи, чтобы я мог заработать игрой. Все честно. Причем в этом случае я рисковал, ведь в хоккее может быть все, могла бы сложиться такая ситуация, что я подобрался бы к необходимым показателям по голам и очкам и вдруг меня бы убрали в запас. Но, как говорится, нашла коса на камень. Сафронов вдруг неожиданно завелся и начал кричать, что сгноит меня, как в свое время вратаря Михаила Бирюкова. Сказал, что они мне и так многое дали, что я им по гроб жизни обязан! Что, если он захочет, до 28 лет я буду открывать калитку на скамье запасных для тех хоккеистов, которые будут играть! Что если бы не «Динамо», я вообще был бы никем! Что я просто поймал кураж и меня - мальчика - слишком понесло… На что я ответил, что не понесло. Я просто прошу новый, достойный контракт.

— А что за ситуация возникла с премиями?

- Это отдельная история. В связи с тем, что в «Динамо» я пришел не в начале сезона, в моем договоре премии прописаны не были. Но в борьбе за Кубок Гагарина они должны были начисляться за выход в каждый раунд плей-офф. Деньги приличные. Мне сказали, чтобы я не волновался. Мол, несмотря на то, что в контракте это не указано, меня все равно не обидят. Я был уверен, что никаких проблем не возникнет, тем более после чемпионства. Но потом Сафронов стал говорить, чтобы я показал ему бумагу, где это было прописано. Но я же не буду во время плей-офф, когда я весь был в тренировках и играх, бегать по кабинетам и просить денег! Никогда в жизни никуда не ходил что-либо выбивать! В итоге ничего не получил. Хотя не могу не отметить, что сам Сафронов давал нам премии от себя и руководства, которые не были указаны в контракте. Спасибо ему за это. Но потом он это припомнил, сказал, я, мол, ведь давал вам свыше! И подчеркнул, что мало того, что я должен быть благодарен «Динамо», что в этом клубе стал звездой, да еще и «подхарчился» на этих премиях. После всего этого у меня вообще желание отпало работать рядом с таким человеком.

— Вы же изначально не были против того, чтобы играть в «Динамо».

- Не был. Но иногда не все складывается так, как бы хотелось. У меня было желание продолжать играть за «Динамо», где я стал чемпионом страны. Да и любовь к болельщикам для меня не последнее. Приняли они меня очень хорошо. Мне не безразличен народ, коллектив, тренеры. У меня очень хорошие отношения с Олегом Знароком и со спортивным директором Олегом Куприяновым. Очень нравилось с ними работать. Знарок был как отец для меня. В общем и в «Витязе», и в «Динамо» мне очень доверяли. За что я благодарен. Но когда генеральный директор не выходит на связь на протяжении двух с половиной месяцев, а потом начинает разговаривать в таком тоне… В любом случае, если бы Сафронов был нормальным руководителем, то продолжил бы искать варианты, а не стал унижать. А отцу вообще даже слова не дал тогда сказать. А ведь он хоккеист заслуженный! Было такое ощущение, что мы с ним сидели как две шавки, а Сафронов как царь Иван Грозный! Теперь мой отец готов встретиться с Сафроновым в прямом эфире и расставить все точки над «i». В общем, после такого «разговора» мы встали и ушли. Сказали «спасибо». Больше он нам не звонил.

— Президент «Динамо» Михаил Тюркин сказал, что вам надо садиться за стол переговоров.

- А о чем говорить? Я уже со всеми поговорил. И повторю — пока в «Динамо» Сафронов, я туда не вернусь. Даже если мне предложат контракт в 100 миллионов долларов. И на тренировки ходить не буду.

— Вы пропустили уже несколько дней тренировок. Вам начисляют прогулы. Не задумываетесь о том, что могут быть какие-то санкции со стороны лиги?

- Еще раз повторяю, никакой контракт я не подписывал — ни о расторжении, ни о заключении. Поэтому понятия не имею, что может быть. Наверное, максимум, что могут сделать, так это запретить играть. Но если вдруг дисквалифицируют, на крайний случай уеду за океан. Я никому ничего не должен. В данное время готовлюсь к сезону вместе с папой.

Спортбокс.ru

Архив новостей из прессы