Неофициальный сайт
Война на льду. 14 сентября.
Его характерный жест руки у собственного горла стал одним из самых ярких и загадочных эпизодов хоккейной суперсерии-1972. Споры о том, кого же из советских хоккеистов хотел задушить центрфорвард сборной Канады Фил ЭСПОЗИТО, шли до тех пор, пока он не приехал в Петербург, где проходил матч, посвященный 40-летию самого яркого в истории хоккея противостояния.
За игрой в Ледовом он наблюдал с тренерской лавки, а после финальной сирены ответил на вопросы нашего корреспондента.

 
– Фил, так кому же предназначался тот жест?

– Михайлову, кому же еще... Знаете, как он ударил меня клюшкой в сокровенное место?.. Я чуть не взвыл. Судья же промолчал. Если бы кто-то в НХЛ ткнул меня туда, ему бы не поздоровилось. А Борис уехал от меня невредимым. Он, правда, говорит, что я тоже врезал ему. Но, если честно, я не помню...


– Судя по вашему лицу, на те матчи вы были особо заряжены...

– Еще бы! Я был готов убить каждого из ваших хоккеистов. Когда я выходил на матчи НХЛ, играя против канадцев, я ненавидел каждого из них, бил что есть мочи, потому что они – мои противники. Другое дело, что после игры мы спокойно могли пить вместе пиво. Но суперсерия была не просто хоккеем, это было противостояние двух миров, двух систем – капитализма и коммунизма. Я ненавидел «комми». Вся ваша команда, ваши болельщики были представителями «комми». Таких эмоций никогда в жизни я больше не испытывал. Это была настоящая война на льду.


– С годами ваше отношение к России изменилось?

– Немного. Ваша страна сильно трансформировалась, теперь она куда лучше, чем сорок лет назад при коммунистах, и это великая страна! Единственная разница между нами – язык и политика. И хоть я уже постарел, скажу вам как на духу: российские женщины стали еще краше. Хотя и сорок лет назад они были прекрасны.


– Тем не менее бывший нападающий СКА Александр Селиванов нашел себе супругу за океаном, став вашим зятем...

– Если бы подобное случилось в пору нашего противостояния, я бы оторвал голову наглому русскому, который осмелился просить руки моей дочери. Но времена изменились, теперь Алекс мне как сын. Кэрол, к сожалению, умерла в этом году. У меня остались трое внуков. Они прекрасно говорят на русском, английском и немецком языках. Один из них, Нико, подает надежды в хоккее. Сам Селиванов вскоре начнет тренерскую карьеру в Голландии, где выступал последние годы. Думаю, он быстро поймет, насколько это непростое занятие.


– А если ваш внук в один день объявит: «Дед, хочу выступать за Россию»...

– Его право. Мир с каждым годом глобализируется все сильнее. Играй сейчас мы суперсерию против России, такого накала, как тогда, ни за что не было бы. Теперь иная жизнь, границы становятся условными. В следующем году я повезу Нико в канадскую хоккейную школу, где учился Сидни Кросби, тренируются дети Марио Лемье и трое пацанов Мартина Бродо.


– Кто сейчас лучший игрок НХЛ?

– Малкин! Это совершенно точно лучший хоккеист в мире. Овечкин некоторое время назад взрывал НХЛ тем, что вытворял на льду. Он и сейчас хорош, но, мне кажется, огня в его глазах поубавилось. Еще есть Кросби, Стивен Стэмкос из «Тампы», которого я обожаю. Но все они – на второй ступеньке. На первой – Малкин. Один.


– Как считаете, локаут в НХЛ будет?

– Удивлюсь, если он не случится. Собственно, все, что я могу сказать на этот счет.


– В таком случае большая часть игроков НХЛ рванут в КХЛ. Может, и вы присоединитесь?

– Был бы не прочь стать консультантом президента вашей лиги Александра Медведева. Он работает со страстью, такой стиль мне симпатичен. Иначе, считаю, работать нельзя.


– Приезжая в Россию, кого вы более всего рады видеть?

– Якушева! Это мой друг на все года. Многие называли лучшим хоккеистом вашей команды в суперсерии Харламова, Третьяка, Михайлова... Но я считал и считаю, что именно Алекс был the best – большой, сильный, с отличным катанием и щелчком. Его я опасался больше всех. Кстати, я звал его тогда в «Бостон», гарантировал $100 тыс. за сезон. Но он ответил: «Давай, Фил, лучше ты в «Спартак» – однокомнатную квартиру в Москве получишь». Мы с ним по-настоящему сдружились. И Михайлов с Петровым – мои друзья. Даже Борис Михайлов! Ну вы понимаете... Еще я обожал Валерия Васильева. В этом году его не стало... Он всегда улыбался, постоянно. Во время суперсерии мне было тридцать, у русских же играли одни молодые.


– Советские хоккеисты рано заканчивали карьеру...

– Да! В том-то и дело. Якушев повесил коньки на гвоздь в 32 года. 32, черт возьми!!! Тренер решил, что он слишком старый. Идиотизм! Меня тошнит от этого.


– Что за перстень у вас на пальце?

– Такой же есть у Якушева. Нас посчитали лучшими игроками своих команд в суперсерии и подарили одинаковые кольца.

spbvedomosti

Архив новостей из прессы